Andrey Abolenkin

Зачем раскрашивать пельмень

Неожиданно для меня самого колонка с финальным обзором московских Недель почти полностью посвящена анализу новой госполитики в области моды и масс-маркету будущего. Удивительного мало: ничто так близко не затрагивает, как планы сделать импортную одежду - и без того недешевую - максимально недоступной. Хочется верить в лучшее, но не всегда получается: происходившее на недавнем круглом слоте профильного департамента Минпромторга, презентовавшего программу реанимации отечественного легпрома, присутствовавшие пересказывают как анекдот.

1

Главную особенность московского сезона можно было отметить по первому взгляду на график показов: в каждой из Недель один из дней был отдан под промышленные коллекции. В обоих случаях инициатором выступил Минпромторг. Чуть ли не впервые в официальной риторике появились слова «дизайнеры» и «мода» (отсутствовавшие в «Стратегии развития отрасли»), что очень радует. Судя по той же риторике, для поддержки одежды с маркой «Сделано в России» выделены существенные суммы, и не стоит исключать, что часть их попадет в моду. Во всяком случае, сближение наметилось - для московской Недели (в украшенном по-новому Гостином дворе) министерство второй сезон подряд было заявлено непосредственно рядом с названием, на традиционном месте главного партнера.

Состав участников «промышленных дней» был сформирован по разным принципам. В Манеже проходили шоу российских производств, которые привлекли отечественных дизайнеров для разработки коллекций. В Гостинке (за единственным исключением) демонстрировалась одежда российских торговых сетей, которые размещают производство за рубежом. В России они держат только головной офис и зарабатывают деньги. Это разделение очень показательно, поскольку отражает реакцию «самонастраивающегося» рынка на ситуацию: мода и производство в стране разделены почти зримым барьером.

2

Даже на таком скромном материале, как восемь показов, можно прийти к вполне очевидным выводам. Collapse )